Средняя продолжительность жизни украинцев составит 80 лет — Богомолец

"Это было не самое легкое решение в моей жизни, — говорит Ольга Богомолец. — Я понимала, что на выборы идти надо. Чтобы выполнить задачи, поставленные Майданом, нужна политическая воля и участие в политической жизни страны. Я совершенно осознанно приняла решение в тяжелый момент для страны не создавать собственную политическую силу, а поддержать того президента, которому народ Украины отдал свое предпочтение. Принимая предложение команды Порошенко, руководствовалась в первую очередь тем, что стране сегодня необходимы единение и мир. У Петра Алексеевича есть конструктивное уравновешенное понимание ситуации. Он знает, что страну губит война, и делает все, чтобы остановить ее. Понимает, что реформы — это для нас уже как кислородная подушка. Все сроки упущены и надо принимать закон за законом, поправки к ним. И главное — заставлять законы работать. Очень надеюсь, что новая Рада станет местом, где принимаются нужные для страны решения, поддерживаемые президентом. Я чувствую себя комфортно в команде, потому что занимаюсь ежедневной, ежеминутной работой в порученной мне гуманитарной отрасли. Имею возможность говорить с президентом о том, каким вижу решение той или иной проблемы. Что касается команды в целом, то в Блок вошли как представители демократических партий, так и общественные активисты, которые хотят изменить страну".

«Военная и гражданская медицина должны стать самостоятельными ведомствами»

— Какой вы видите свою роль и миссию в этой команде?

Читайте также: В войне на Донбассе есть свои плюсы

— Когда я давала свое согласие на работу в команде, четко очертила то, чем буду заниматься: усиление роли гражданского общества и реформа гуманитарной сферы, в частности, реформа военного и гражданского здравоохранения, социальная защита населения.

— Как вы оцениваете состояние украинской медицины? Так называемая медреформа, которую пыталась провести предыдущая власть, по мнению большинства врачей, просто уничтожила целые сферы и направления медицины…

Читайте также: За фейком о Януковиче стоят оппоненты "Оппозиционного блока" — Бондаренко

— Также она уничтожила уважение к профессии врача, ее гуманность, моральность и даже престижность быть студентом медицинского вуза. Хочется уже начинать работать, воспользовавшись опытом европейских государств. Скажем так, система здравоохранения Украины не выполняет своих функций. Если не навести порядок в сфере оказания медицинских услуг, то может произойти очередной народный взрыв. Масштабы коррупции достигли таких размеров, что без вознаграждения или дополнительной оплаты уже невозможно получить не просто качественную, но иногда даже минимальную медицинскую помощь… Поэтому сфера здравоохранения требует комплексных изменений. Верховная Рада должна сначала провести экономические и судебные реформы, вернуть доверие к судебной системе. И параллельно, не затягивая процесс, переходить к реформе здравоохранения, прозрачности государственных закупок, децентрализации отрасли и полному уничтожению коррупции в ней.

— Какие проблемы украинской медицины вызывают у вас наибольшую тревогу?

Читайте также: Чтобы остановить достигший 10% отметки рейтинг «Оппозиционного блока», власть использует российские фейки — Ларин

— Коррупция в верхних эшелонах, то, что пациенту приходится платить деньги из своего кармана, низкое качество услуг в больницах и, конечно, мизерная зарплата врача. Общество в последние годы привыкло играть словами и изображать простых врачей главными врагами людей. А кто-то задумывался о том, что на лекарственное обеспечение одного больного государство выделяло примерно 70 копеек в день. И это в большинстве больниц Киева! А простые врачи иногда лечили за свой счет тех, кто не в состоянии платить, потому что они люди. В то же время чиновники в министерских кабинетах брали огромные взятки и получали откаты. Об этих фактах медики говорят лишь в узком кругу. Им стыдно за такую ситуацию! У нас катастрофа с обеспечением больниц. Нам надо налаживать производство собственных препаратов и упорядочивать закупки лекарственных средств. Я уже не говорю о том, что военная и гражданская медицина должны сегодня стать двумя полноценными самостоятельными ведомствами. Слишком много военных вопросов появилось у Украины. Сбор ДНК для поиска пропавших без вести и идентификации погибших героев, реабилитация раненых, психологическая помощь участникам АТО, учеба солдат и гражданского населения. Если бы ребята на передовой могли при кровотечении правильно наложить жгут… Боюсь даже представить, сколько с начала АТО жизней мы потеряли из-за элементарной медицинской безграмотности.

— Скажите, какие комплексные реформы нужны в сфере здравоохранения, чтобы качественно ее изменить, а не заниматься лишь «латанием дыр»?

— Изменение финансирования отрасли: оплата за оказанную помощь, а не за койко-день, возможность для пациента выбирать врача и медицинское учреждение, поощрение частных специалистов, создание единого медицинского пространства. Медицинская реформа будет находиться в тесной связи с реформой налоговой системы, административно-территориальной реформой, а также с реформой судебной системы.

Сегодня и «дыры» приходиться «латать» — нужно срочно восстановить военные кафедры и военную медицину, создать центры психологической помощи раненым, беженцам и вернувшимся из зоны АТО. Надо просить Европу помочь нашим тяжелораненым, потому что сами не справляемся. Также необходимо помогать семьям, оставшимся без кормильца. Так что работы хватит всем. 
Если кто-то захочет присоединиться — не просто «поговорить», а прийти с реальными идеями и предложениями, пишите на info@bogomolets.com.

«Мы разработали проект, благодаря которому продолжительность жизни в Украине может увеличиться до 80 лет»

— На ваш взгляд, могут ли украинцы достичь среднеевропейской продолжительности жизни?

— Да, если мы сплотимся и начнем работать в одной связке. Мы бросали все силы на якобы лечение болезней. А надо было — на их профилактику. Предотвратить — главный принцип медицины, который был забыт сознательно прошлой властью для того, чтобы зарабатывать миллионы на лечении существующих и несуществующих болезней. Есть проект гражданской платформы «Украина 80 плюс», разработанный моей командой. Благодаря ему можно увеличить продолжительность жизни в Украине до 80 лет и более. Нам по силам сформировать новую философию здоровых украинцев. Для этой работы должны объединиться простые граждане, волонтеры, медики, общественные организации, крупные и небольшие фирмы, государственные и негосударственные предприятия. Думаю, что в ближайшие 15 лет мы сможем стать одной из самых здоровых наций.

— Поддерживаете ли вы сейчас отношения с медиками Майдана?

— Да. Многие из них поехали в зону АТО. Со всеми, кто сейчас на Востоке и обращается за помощью, поддерживаю отношения и стараюсь помогать в меру возможностей. Некоторые врачи сейчас принимают участие в инициированных мною Всеукраинских военно-медицинских учениях. У меня есть координаты почти всех медиков, которые были на Майдане, и я очень надеюсь, что когда война закончится, мы соберемся все вместе и создадим общественную организацию, чтобы поддерживать друг друга. Сейчас на простое общение за чашкой чая не хватает времени.

— Общаетесь ли вы с волонтерами, которые помогают украинской армии, в том числе медикаментами? И насколько эффективно в этом направлении работает Министерство здравоохранения?

— Мы с волонтерами проводим совместные совещания в Администрации президента, решаем вопросы протезирования, необходимого раненным в зоне АТО, обеспечения населения гуманитарной помощью. Также работаем над созданием единой базы ДНК, проводим Всеукраинские военно-медицинские учения с привлечением волонтеров. Пытаемся эффективно объединить усилия. Ведь я и сама пока волонтер — советник президента. С министерством же пересекаюсь только на рабочих совещаниях по реформе здравоохранения.

— Известно, что вы много помогаете раненным в зоне АТО, в том числе в отправке их на лечение за границу. Сколько ребят удалось вывезти и спасти?

— Хотелось бы сказать, что спасают ребят не только за границей. Наши врачи и волонтеры на передовой, врачи военных госпиталей делают огромную невероятную работу, порой в совершенно неприспособленных условиях. Пять медиков погибли, шесть до сих пор находятся в плену. Я очень надеюсь и сделаю все для того, чтобы на следующем военном параде — ко дню нашей Победы — отдельной колонной шли военные медики.

Раненых, отправленных на лечение за рубеж — через диаспору и посольства, по линии волонтеров, — сейчас около шестидесяти. Сорок бойцов нуждаются в протезировании, которое будет полностью оплачено государством. Президент также договорился о том, что страны НАТО возьмут на лечение раненых. 20 наших героев уже отправлены в Германию благодаря договоренности президента Порошенко и канцлера Ангелы Меркель.

«Майдан изменил каждого из нас, заставил поверить в принцип: если не ты, то кто?»

— Как бы вы оценили гуманитарную ситуацию на Донбассе — в освобожденных от террористов районах и на подконтрольных им территориях? Что нужно сделать, чтобы помочь людям накануне зимы?

— Это, пожалуй, самый тяжелый для меня вопрос. В освобожденных районах ситуация более или менее контролируемая. Есть еда, вода, элементарные медикаменты. Помогает армия. На территории, куда доступа не имеем, мы не можем передавать гуманитарные грузы в необходимом объеме. Оценить масштабы гуманитарной катастрофы невозможно. Скоро зима. У нас и в столице проблемы с отоплением. Что будет на Донбассе? Сколько еще выстоит под обстрелами та или иная ТЭЦ? Чем ближе морозы, тем страшнее ситуация со стариками и детьми, которые не смогли выехать из зоны бедствия. В ближайшие дни я планирую поездку туда. Работаем с командой волонтеров над созданием единого портала помощи всем семьям, потерявшим кормильца: «Люди помогают людям». Скоро пройдет его презентация. Этот портал собирает сведения о семьях, потерявших кормильца во время революции и военных действий, создает их прямые счета, куда, не боясь фальсификаций и посредников, желающие смогут перечислять адресную помощь из любой точки земного шара.

— Мирный план президента Порошенко позволил установить на Донбассе режим прекращения огня, хотя он постоянно нарушается боевиками. Как вы относитесь к этому пути решения конфликта?

— Соблюдать перемирие — главный принцип перемирия. Надо руководствоваться фактами, проверенными международными наблюдателями. С чьей стороны идут нарушения? Если есть террористические группы, которые не контролирует ни одна, ни другая сторона, то надо объединять усилия и останавливать убийства. Иначе — тупик. Либо признавать, что кто-то не хочет перемирия и использует его для передышки и наращивания сил, для отвлекающих маневров. В любом случае, нужны переговоры, поиск точек соприкосновения, децентрализация, реформы. Хватит смертей. Все устали от войны. Она выгодна только деловарам, зарабатывающим на убийствах людей.

— Вы надеетесь, что работа новой Верховной Рады будет более конструктивной? Комфортно ли вам там будет находиться? Вас трудно представить в этом месте, где порой бушует столько страстей, а иногда и агрессии.

— Я уже говорила о том, что, как и весь украинский народ, рассчитываю увидеть в новой Раде новых сознательных депутатов, склонных к работе, а не к дракам и склокам или решению собственных проблем. Если бы я не верила в конструктив, то не шла бы на выборы. Не хочется, чтобы там все повторялось — бушевали страсти, была агрессия или цирк… Кто-то должен «вылечить» нашу политическую систему, но если Рада выводы не сделает и работать не начнет, то «лечить» ее уже будет народ, и без анестезии.

— Вы были депутатом Киевсовета, но во время вашей работы там так и не стали политиком, о своих политических амбициях заявили только после Майдана. Есть много случаев, когда известные люди, гражданские активисты и общественные деятели заходят в ВР, становятся депутатами и теряются там, не могут себя реализовать. Не боитесь разочарования?

— Я не видела себя в той политической системе, которая существовала во время моего депутатства в Киевсовете. Майдан изменил каждого из нас. Для кого-то это покажется банальностью, но он заставил поверить в принцип: если не ты, то кто? Заставил поверить в себя. Кроме этого, надо работать в политике в память о нашей Небесной сотне — многие из этих ребят умирали у нас на руках. Сегодня мы не можем отступить, предать их веру в новую, справедливую страну, без коррупции и вранья. Каждый из нас несет ответственность за будущее Украины. Разочарований я не боюсь, а трудности и проблемы воспринимаю как новые возможности для реализации.

"Факты"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *