Рефат Чубаров: Сейчас Крым — это СССР, но в более циничной и уродливой форме

Глава меджлиса крымских татар Рефат Чубаров рассказал в интервью о дежавю у поколения, пережившего советские репрессии, методах действия крымских властей и том, как остановить Путина.

В июле российские власти запретили Чубарову въезд в Крым на пять лет. В интервью он рассказал об усилившихся на полуострове после "выборов" 14 сентября репрессиях в отношении крымских татар, СМИ и несогласных, о стремительной и полной утрате свободы слова и действий на территории Крыма и о необходимости дальнейших шагов мирового сообщества.

DW: В последнее время все реже слышно о планах насчет Крыма со стороны украинских властей. Значит ли это, что с аннексией все уже смирились?

Рефат Чубаров: Поскольку действия в Донецкой и Луганской областях приобрели характер вооруженного конфликта, там ежедневно убивают людей, конечно, внимание обращено на них. Но это не должно означать, что крымская проблема и вопрос статуса Крыма должны быть отодвинуты на второй план. Мы все — наш лидер Мустафа Джемилев, меджлис крымско-татарского народа, партнеры — пытаемся показать миру, что разрушение устойчивой системы правовых отношений началось с оккупации Крыма. А ее восстановление должно завершиться освобождением полуострова.

— Чего вы ожидаете от мирового сообщества?

— Так как Украина одна не может противостоять агрессии России, международному сообществу нужно не просто выступить с заявлениями о поддержке Украины и непризнании аннексии Крыма. Оно должно найти конкретные механизмы помощи Киеву и решения, которые остановили бы Владимира Путина в его замыслах. Мы объясняем политикам мирового уровня, парламентам, что речь идет не столько о Крыме и его татарах, сколько о судьбе мира и каждого из европейских государств. Поэтому они должны вместе с нами защищать интересы своих народов.

— И как вы оцениваете их действия?

— На первых этапах российской агрессии мир делал недостаточно, поэтому Путин пошел дальше. Но в последние месяцы действия мирового сообщества, особенно ЕС, стали приносить плоды. Это еще не привело к выходу из кризиса, связанного с необъявленной войной РФ против Украины, так что следующий шаг должен быть окончательным. Разумеется, это не силовые действия и не война, а такие механизмы, при которых те, кто осуществляет насилие, должны выбирать между продолжением такой линии и своим существованием как политика.

Политикам, ищущим компромиссные варианты, которые способны удовлетворить Россию и, в некоторой степени, Украину, и пренебрегающих при этом крымскими татарами, я бы посоветовал учить историю ХХ века. Диктатора полумерами не победить, он должен быть остановлен в начале пути. Крым надо освободить, чтобы это не повторилось.

— Как изменилась жизнь на полуострове со дня аннексии?

— Уверенности и спокойствия, наверное, нет ни у кого. Даже у тех, кто бегал по улицам с триколорами, желая прихода России. Потому что она пришла и пытается как можно быстрее во всех сферах жизнедеятельности легализовать свое там нахождение. Оккупационные власти публично заявляют, что никогда не уступят Крым, и при этом нагромождают сотни препятствий: вопросы гражданства, земельных, имущественных отношений, образования.

Больше всего шокировало жителей Крыма то, что свободу поведения, высказываний они вдруг утратили — полностью. Крымская власть не допускает активности ни в каких формах, которые ею не одобряются. Соответственно, люди, несмотря на проблемы, тысячу раз подумают, выходить ли на площадь.

Чтобы сеять в обществе страх, власти выбрали объекты для нападения. В первую очередь, это крымские татары, поскольку они сплоченнее, чем другие, более независимы в суждениях. Они выступали против введения российских войск и референдума, но не смогли им помешать.

Поэтому власти мстят, стремятся вытеснить их, но не забывают и этнических украинцев. Крымчане не уверены, что ранним утром к ним не вломятся с обыском вооруженные люди в масках под надуманными предлогами: оружие, наркотики, запрещенная литература. Это сегодня самые распространенные слова, с которыми власть выходит к людям.

— Как вы относитесь к требованиям "главы Крыма" о добровольной сдаче "экстремистской литературы", внесенной в список запрещенной в РФ?

— У людей старшего поколения, выросших в СССР, ощущение дежавю. Крым возвратился в Советский Союз, но в более циничной и уродливой форме. Многие гнусности, которые совершают крымские власти, не были массовыми даже в советское время. Похоже на сон, но это явь.

— По данным Джемилева, после аннексии Крыма исчезли 18 человек. Что вам известно об этом?

— С момента аннексии в Крыму действительно пропали около 18 человек. В похищениях и убийствах крымских татар мы видим целенаправленные действия властей. Решат Аметов, отец троих детей 3 марта был похищен, 15 марта его нашли замученного со следами страшных пыток. Журналисты снимали, как его уводили с площади, сажали в машину. Все знают, что это были представители "крымской самообороны" — военизированной группировки, которая подчиняется "главе Крыма" Сергею Аксенову. Потом исчезли трое молодых людей, связанных с организацией "Украинский дом" — Леонид Корж, Сейран Зенитдинов и Тимур Шайматданов. В двадцатых числах сентября публично были похищены два молодых человека — 19 и 23 лет. Если исчезнувших находили мертвыми, власть утверждала, что причина смерти — не насилие, намекая, что это, возможно, суицид. Но, разумеется, никто не верит этим заверениям, потому что подобных явлений в Крыму до прихода российских войск не было.

— В адрес крымско-татарского телеканала АТР из крымского "центра по противодействию экстремизму" поступило письмо с обвинениями в формировании антироссийских настроений, недоверия к власти и разжигании вражды, что "косвенно представляет угрозу экстремизма". Примерно тогда же прошли обыски в редакции крымско-татарской газеты "Авдет" в Симферополе. Что сейчас происходит с этими СМИ?

— Власти Крыма действуют в два этапа. Сначала объявляют о своих абсурдных намерениях, а потом, если те, в адрес кого направлена угроза, не сопротивляются — делают второй шаг. Телеканал АТР дал достойный отпор. Ситуацией заинтересовались не только международные организации, но и правозащитники в РФ, и крымские власти отступили. Но кропотливо документируют все, что может представлять для них "угрозу".

В русскоязычной газете "Авдет", пишущей о проблемах крымских татар, сейчас меньше политики и больше того, что помогает людям сохранять достоинство и уверенность в завтрашнем дне. Газета тоже под прицелом властей, которые не любят честных людей, имеющих собственное мнение.

Прежней свободы слова в Крыму уже нет. Поэтому значительная часть крымских журналистов уехали и работают в основном в Украине. Несколько газет и каналов пытаются сохранить островки свободы слова, но для этого они вынуждены часть площадей или эфирного времени отдавать под обслуживание власти. Иначе их немедленно закроют.

— Вам не страшно?

— Бывает плохо, когда я хочу поехать домой, увидеть маму, близких, а не могу. И больно не только от того, что не могу их увидеть, но и от того, что в ХХI столетии нашлись бандиты, целое государство, которые, придя в мой дом, раскидали моих родных по разным квартирам, некоторых выгнали и сказали: так будете жить. А остальные думают, что на этом все и закончится. Они не понимают, что на Крыме, крымских татарах, Украине — не закончится, если мы не включим свой цивилизационный человеческий разум. Я верю, что мы это сделаем. И поэтому мне не страшно, но очень больно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *