magnify
Home Новости «Еврорада» со старыми привычками
formats

«Еврорада» со старыми привычками

Парламенту 7-го созыва осталось лишь единожды собраться на пленарное заседание, и уже очень скоро он окончательно отойдет в историю. «Евромайдан» разделил работу нардепов на «до» и «после» (впрочем, как и всю новейшую историю Украины), но именно за «постмайданные» 7 месяцев депутаты успели принять ряд наиболее резонансных законопроектов. Как «Майдан» изменил украинский парламент, и какое наследие депутаты 7-го созыва передадут новым народным избранникам?

«Еврорада» со старыми привычками

После бегства Виктора Януковича в Раде оперативно сформировалось новое большинство, а крупнейшая парламентская фракция Партии Регионов распалась на несколько частей. Миллиардер и один из главных оппонентов Игоря Коломойского на нефтяном рынке Украины Игорь Еремеев создал свою депутатскую группу «Суверенная европейская Украина», а ветеран украинской политики Анатолий Кинах возглавил достаточно разношерстное объединение «Экономическое развитие».

Позже, 2 июля в парламенте была зарегистрирована депутатская группа «За мир и стабильность», финансирование которой приписывают «Семье», а формальным главой объединения стал Виталий Грушевский. После продавленного Александром Туричновым в августе решения о расформировании фракции КПУ именно ЗМС пополнилось еще несколькими «штыками» из числа коммунистов, доведя свою численность до 36 депутатов.

Несмотря на ряд юридических преимуществ фракций над депутатскими группами, именно эти три новых объединения нередко разыгрывали «золотую акцию» в условиях шаткого и нестабильного «промайданного» большинства. В обмен на «правильное голосование» депутаты избегали преследований, продолжали выигрывать государственные тендеры и практически безболезненно адаптировались к новым реалиям.

Если же говорить в целом о наиболее характерных особенностях работы «постмайданного» парламента, то их как минимум три. Во-первых, «турчиновский напор», с которым спикер иногда в соответствии с регламентом, а иногда и вопреки ему, ставил «нужные» законопроекты на многочисленные повторные голосования, так сказать, «до победного конца».

Во-вторых, прощание с иллюзиями относительно персонального голосования. Последние 7 месяцев показали, что когда на счету каждый голос, «кнопкодавством» не брезгует и новая власть. В-третьих, введение практики закрытых заседаний. Такой «непрозрачный» формат работы Рады мотивировался выступлениями высших военных чинов о ситуации в зоне АТО, однако в итоге в ходе закрытых заседаний принимались и другие решения.

«Европейский уровень жизни»

Многие из этих «других решений» нардепов ощутимо ударили по кошелькам украинцев. Буквально в первые дни работы парламент поддержал инициативу правительства Арсения Яценюка и «срезал» около 40 млрд. грн. с социальных статей бюджета. Нужнее эти средства оказались для армии и банков: если громких скандалов относительно разворовывания львиной доли суммы военными пока не было, то вот «рефинансирование банков» оказалось по факту многомиллиардной аферой от тогдашнего главы НБУ Степана Кубива.

Неизвестно, сколько золотых батонов мог бы купить Кубив на откаты от получивших средства государства банков и благодаря спекуляциям на курсе гривны, но пересидев пару месяцев в Цюрихе, он уже баллотируется в Верховную Раду от «Блока Петра Порошенко». Что касается денег для военных, то одной из основных расходных частей стала закупка топлива для техники, озолотившая «олигарха-патриота» Игоря Коломойского.

Впрочем, 40 млрд. грн. оказалось недостаточно, и парламент (снова по инициативе кабмина) заморозил индексацию социальных выплат. При официально признаваемой годовой инфляции на уровне 20%, обвале курса гривны в полтора раза, почти вдвое поднятых коммунальных тарифах, был введен мораторий на рост и пересчет социальных выплат для граждан.

Но, как говорится, аппетит приходит во время еды. Вкладывая «копеечку» в СМИ и отвлекая избирателей темой внутреннего и внешнего врага, власть продавила в парламенте введение дополнительного «военного налога» с зарплаты каждого украинца. Будет ли военный сбор заложен в бюджет-2015, предстоит решить уже новым парламентариям, а пока украинцы добровольно-принудительно наполняют бюджет еще 500 млн. грн. ежемесячно.

А, пожалуй, самым главным экономическим решением «Рады по-новому» стал допуск европейских и американских инвесторов к украинской газотранспортной системе. Провал первого голосования по ГТС вызвал демонстративную истерику Арсения Яценюка, заявившего о своей отставке. Впрочем, правительство продолжило работать, а уже через две недели нардепы поддержали законопроект о «сдаче трубы».

«Европейская свобода и демократия»

Если в экономической сфере «постмайданный» парламент был вынужден заниматься, по большому счету, политикой «затягивания поясов», то, возможно, лучшие образцы европейской либеральной демократии нардепы приберегли для социально-правовой сферы? Обещанная децентрализация власти, подлинная свобода слова, недопущение узурпации властных полномочий – всё это, по-видимому, улетело вместе с февральским черным дымом от горящих покрышек куда-то далеко и высоко…

Наибольший резонанс вызвали «законы 12 августа», которые в СМИ часто сравнивали с аналогичным пакетом январских законов времен Януковича. Первая редакция «Закона о санкциях» шокировала даже традиционно лояльных к новой украинской власти западных правозащитников.

Из законопроекта показательно убрали всё то, что касалось возможности закрытия СМИ одним решением СНБО, однако и оставшегося (фактическое наделение СНБО функциями судебной власти, возможность запрета партий и общественных организаций по решению Совета, возможность блокирования активов и имущества лиц, подозреваемых в финансировании террористов итп) хватило, чтобы в полной мере оценить «европейскость» инициативы.

Параллельно Рада лишала неприкосновенности нардепов, поддержавших сепаратистов из ДНР-ЛНР, и припугнула коммунистов угрозой запрета партии. Впрочем, дальше расформирования фракции политических оппонентов дело пока не дошло – ЦИК уже зарегистрировал список КПУ для участия в досрочных парламентских выборах.

Еще один закон, ограничивающий в правах оппонентов по политическому принципу – пресловутый «Закон о люстрации». Депутаты демонстративно поддерживают инициативу, а само слово «люстрация» уверенно вошло в политический лексикон украинцев. При этом после каждого чтения из закона пропадали «неудобные» статьи – к примеру, в первой редакции под действие люстрации должны были попасть и действующий президент Петр Порошенко, и глава ВР Александр Турчинов…

В целом, положение дел с правами человека и свободой слова ярко иллюстрирует недавний скандал, когда государственный служащий, заместитель днепропетровского губернатора Борис Филатов публично в нецензурной форме угрожал расправой журналисту Анатолию Шарию.

Одним из последних мажорных аккордов Верховной Рады 7 созыва стала долгожданная ратификация соглашения об Ассоциации с ЕС. Подписание прошло пафосно, торжественно, синхронно с европейскими коллегами – ну а то, что само соглашение вступит в силу только в 2016 году, так теперь, оказывается, это даже плюс.

Власть в вопросе отсрочки вступления соглашения в силу стала использовать ту же аргументацию, что и кабинет Азарова. И это весьма показательно – при желании, разумеется, можно списать всё на АТО и «попередников», но последние 7 месяцев работы парламента оснований для оптимизма не добавили и даже принятие сегодня президентского антикоррупционного пакета вряд ли изменит общий итог. А учитывая, что внести изменения в закон о выборах депутаты не смогли, Верховная Рада 8-го созыва рискует стать логическим продолжением популистского, радикального и закрыто-кулуарного по своей сути парламента 2012-2014…